22 Октября 2017

«...Не дожидаясь перитонитов!»

Нет, в этой истории, к счастью, обошлось без ножа, вернее, без скальпеля. Но показательно в ней другое. Речь идет о добросовестности и обычном человеческом отношении.

«В коридоре мы лежать не будем»
В нашу редакцию обратилась Татьяна М. и весьма эмоционально рассказала, как второго октября со своей дочерью Алиной (имя изменено по этическим соображениям - прим. автора) направилась в больницу за помощью, а в итоге осталась недовольна ненадлежащим лечением. Далее - с ее слов.
«Первого октября, вечером, у моей дочери разболелось внизу живота и отдавало в бок. Я думаю, мало ли что, может, подстыла где-то, потому уложила ее спать в тепло, под одеяло. Утром следующего дня, собираясь на работу, я бужу ребенка в школу, а она говорит: «Мам, у меня болит». Я, долго не думая, предлагаю ей: «Давай съездим в больницу, вдруг что-то серьезное». В приемном покое нас принял врач Мельник. Осмотрев Алину, он кладет ее в больницу, подозревая аппендицит. «Я не могу быть на сто процентов уверен, ребенка нужно обследовать», - сказал он. Это было около десяти часов утра. «Палату вам предоставят, в двенадцать часов ребенка - на УЗИ».
Поднимаемся в отделение - как всегда, в палатах мест нет. Медсестры не знают, что делать. Мы стоим, ждем. Приходит высокий доктор в синем костюме и говорит: «Кладите ребенка в пятую палату». А пятая палата у нас, оказывается, платная в больнице. Мы были в этой пятой палате, и я не знаю, за что там платить деньги: телевизор там не работает, стоит две кровати, и все. Доктор говорит: «Если к вам кто-то подойдет, ничего никому не платите. Мест для вашего ребенка нет, но госпитализировать ее надо обязательно».
Нам указали койку, ребенка обезболили. Лежим мы там где-то до половины двенадцатого, ждем УЗИ. И тут влетает заведующая отделением и, не спросив, как у моего ребенка здоровье, как он себя чувствует, выдает: «Вы знаете, что эта палата платная?!». Я встала, говорю: «Да, нам сказали. Но свободных мест нет».
- Вы знаете, что эта палата стоит четыреста рублей в сутки?!
- Я вам платить ничего не буду.
- Значит, я вас кладу в коридоре.
- В коридоре мы лежать не будем.
- В таком случае, я вашу историю аннулирую.
Грубо говоря, нас почти выгнали, то есть создали такие условия, что мы были вынуждены с ребёнком покинуть больницу, потому что моему ребенку негде лежать, в коридоре очень холодно - как девятилетний ребенок в не совсем здоровом состоянии будет лежать в коридоре? При том, что в отделении имеются ПУСТЫЕ ПАЛАТЫ, ЗАКРЫТЫЕ НА КЛЮЧ!!!
Приехали мы из взрослой больницы в детскую, рассказываю нашему педиатру историю эту, у нее глаза на лоб полезли: «Как, - говорит, - обкололи и выгнали?». 
- Потому что моему ребенку не нашлось места, а в коридоре она у меня лежать не будет – моё родительское решение».
- Поезжай к врачу, который вас оформлял, и бери у него бумагу, что он принял, госпитализировал, а такой-то человек тебя просто выгнал из палаты.
Я снова еду в больницу с больным ребенком, в хирургию, попадаю к Мельнику. Он мне написал от руки документ, что ребенок был осмотрен хирургом, есть подозрение на аппендицит, и что после него произвела осмотр Сычева Е. Н. (хорошо запомнила) и, как бы это сказать, выставила ребенка за дверь.
Также рекомендовано продолжение лечения у хирурга. А как у меня ребенок должен продолжать лечиться на амбулаторном лечении, как сказано? А если, правда, вот так, у него аппендицит? Ее обкололи, ее обезболили, УЗИ не сделали, ничего не сделали! А если бы вот так по дороге, пока я с ней моталась, он у нее лопнул? Кто мне бы за нее ответственность понес? Безалаберность!
 У меня есть знакомые врачи во Владивостоке, и я эту справку, которую мне выписал доктор Мельник, скинула им по WhatsApp’у. У них глаза были как блюдца из сказки «Огниво»!
Моего ребенка выставили за дверь! 
И как я могу после этого пойти в больницу и обратиться за помощью?».
Есть стандарт
Совершенно иной точки зрения придерживается Е. Н. Сычева:
- Подобные случаи, к сожалению, не редки. Так как пациентка не была настроена на оплату, была предложена досуточная коридорная госпитализация, предусмотренная стандартами, разработкой и утверждением которых занимается Москва. Женщина сама подписала отказ, - говорит Екатерина Николаевна. - Хирург не уведомил, что палата, куда он определил ребенка, является платной. Кроме того, острой хирургической патологии у девочки выявлено не было. 
Также Екатерина Николаевна категорически отрицает, что повышала голос на Татьяну и ее дочь.
Эмоции мамы понять можно. Когда твоему ребенку угрожает опасность, ты костьми ляжешь, но сделаешь ради него все. Только порой эмоции настолько сильны, что застилают глаза пеленой, из-за чего поступки становятся необдуманными и могут лишь навредить. Поэтому рубить с плеча не стоит.
Наверняка многие матери, которые сейчас читают этот материал, безоговорочно встают на сторону Татьяны. С другой стороны, ее решение не сказать, чтобы было рациональным. Встав в позу, она только создала дополнительные сложности себе и своей дочери. От себя скажу, что не настолько в коридоре хирургии и холодно. Ну и одеяла, в конце концов, никто не запрещал.
А вот как прокомментировал ситуацию заместитель главного врача по медицинской части В. С. Иванишин:
- Я в курсе этой ситуации. Конкретно в ней нарушение со стороны дежурного врача Мельника, и у страховой компании были претензии именно к нему, как допустившему госпитализацию в платную палату без согласия пациента. Впрочем, мы сразу решили эту проблему со страховой компанией. 
Помимо этого, ребенок не был занесен ни в журнал приемов, ни в журнал отказов, что тоже должен был сделать дежурный врач. То есть де-юре Татьяна с дочерью вообще не обращались за помощью. 
Валерий Степанович предлагает не забывать о правах и обязанностях каждой из сторон:
- Врач должен предупреждать, что та или иная услуга является платной. А пациенты должны подписывать согласие на их оказание или отказ от них, чтобы не возникало подобных ситуаций.
Также нужно помнить, что помощи не всегда нужно искать именно в городской больнице.
- Поймите, мы можем экстренно госпитализировать детей только в хирургию, травматологию и гинекологию. Такие правила диктуют стандарты оказания медицинской помощи, - говорит Валерий Степанович. - В остальных случаях родителям нужно обращаться в детскую больницу. Девочке повезло, аппендицит не подтвердился. Они ведь приехали на повторный осмотр в шесть вечера, и диагноз был исключен полностью.
Плановые хирургические операции детям делают в Находке или Владивостоке, в зависимости от диагноза. В нашей же больнице детям оказывают только неотложную медицинскую помощь при угрожающих жизни заболеваниях и состояниях.
Неладно что-то в Датском королевстве...
Между тем, загадочные вещи происходят в хирургии. Закрыты прямо на замок две палаты, где раньше могли лежать гнойные больные. Теперь их попросту нет. И что же делать людям с гнойными осложнениями и ранами? Где им получать лечение? Пока неизвестно.
Наша редакция будет следить за развитием событий.
- Я доволен лечением, меня все устраивает, - легко и непринужденно отвечает на мой соответствующий вопрос пациент Алексей.
- Все отвратительно, - в противовес ему хмуро заявляет Александр. - Врачи не лечат совсем. Вот у меня болят почки, а мне говорят: «Пей воду!».
Такое соседство диаметрально противоположных мнений о качестве помощи тоже весьма показательно. Да и врачи, заработавшись, порой видят перед собой очередной «случай из практики», а не человека. 
Это и страшно…
Где же взаимное уважение? Ведь это нетрудно общаться с пациентом не через губу, а хотя бы нейтрально, и даже если он чем-то раздражает, спокойно и корректно объяснить, что не так.
Ну не верю я, что для того, чтобы оставаться человеком, нужно тратить уйму сил, а потому лучше их беречь. Будем же терпимее и уважительнее друг к другу!
Глеб Литвак
 

                     ДЕТЕЙ В КОРИДОР ПОД ПУСТЫЕ ПАЛАТЫ

Больше и сказать пока нечего! В то время, когда в больнице имеются ПУСТЫЕ палаты, закрытые на замок, видимо, чтобы в них не прорвались самые отчаянные больные, детей кладут в коридор. Как это понимать? В ближайшее время мы попытаемся выяснить. Не менее странным видится наличие платной палаты, пустующей, в то время, когда ребёнка некуда госпитализировать, кроме коридора.  Есть основания полагать, что это всё результаты «успешной оптимизации». Мы попробуем в ближайшее время разобраться в целях и задачах этой оптимизации, а также в истинных причинах закрытия палат на замок. 
Есть основания для того, что бы попробовать связать воедино появление некоторое время назад нового руководства в больнице, процесса оптимизации, сокращения койко мест, перебои с обеспечением в больнице медицинскими предметами (перчатки, гинекологические наборы и так далее) и сокращением финансирования … Всё это негативно сказывается на пациентах. Что с этим делать и как быть?...
Редакция
 

 

Календарь новостей
Пн.
Вт.
Ср.
Чт.
Пт.
Сб.
Вс.
 
 
5
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
 
 
Новый выпуск