2 Сентября 2017

Старик и море... чиновников

Историческая наука не стоит на месте. То, что вчера казалось истиной, сегодня может быть признано неверным. По одной простой причине - обнаружены и введены в научный оборот ранее не известные исторические источники.

Именно это произошло с широко известным по множеству публикаций “ветераном Бородинского сражения” Павлом Толстогузовым. Однако краевед Анатолий Звездин и историк Александр Ярков обнаружили в архивах Тюменской области материалы, которые заставляют нас признать ошибочность бытовавших ранее сведений. Им слово.
“Погребен 87 лет, от дряхлости...”
На широкоизвестной фотографии, сделанной в 1912 году в городе Ялуторовске Тобольской губернии и хранящейся ныне в городском архиве Тобольска, многократно растиражированная надпись: “Павел Яковлевич Толстогузов, 117-летний старик сравнительно бодрый, глуховат и плохо видит. Рядом с ним его супруга 80 лет. Любитель Фотограф А. Левин”1. Именно на эту фотографию ссылаются те, кто считает, что молодым гренадером Тобольского пехотного полка Павел Яковлевич участвовал в Отечественной войне 1812 года.
Однако нас смутило прежде всего то, что в начале XIX века в рекруты брали с 21 года. Выходит, гренадер Толстогузов дрался при Бородине 17-летним?
Решили проверить дату рождения Павла Яковлевича. Известно, что в 1912 году старик, не выдержав поднявшегося вокруг него шума, слег и умер. И даже не успел приехать на торжества на Бородинском поле. Но смерть должна была быть зафиксирована в метрической книге какого-то из храмов Ялуторовска. И, действительно, в книге церкви Вознесения нашлась запись о том, что “2 [августа. - Авт.] умер, 4 августа погребен города Тюмени мещанин Павел Иаковлев Толстогузов, 87 лет, от дряхлости”2.
Восьмидесяти семи лет. Выходит в 1812 году Толстогузова еще не было на свете.
Всего одна запись разрушила легенду, просуществовавшую более века. Но откуда она взялась?
Как чиновники создавали легенду
Продолжая архивный поиск, мы обнаружили телеграмму помощника Ялуторовского исправника В.О. Кремера от 7 июля 1912 года, в которой тот докладывал в Тобольск: выполнить полученное из Петербурга задание не удалось, “ветеранов и бывших в сознательном возрасте современников очевидцев отечественной войны 1812 года в городе Ялуторовске и уезде не оказалось”3.
Но уже через два дня из Тобольска телеграфировали: “Ялуторовск. Исправнику. Не помнит ли Павел Толстогузов Отечественной войны? Сообщите все, что узнаете. Губернатор Станкевич”4.
Кто решил выдать его за 117-летнего, установить не удалось. Понятно, что найти в Сибири живого участника событий 1812 года было не так-то просто. Можно было рассчитывать и на вознаграждение. Но с этого момента история стала развиваться с необычайной быстротой.
10 июля тобольскому губернатору А.А. Станкевичу пришла депеша из Ялуторовска: “Павел Толстогузов находится в бессознательном состоянии. За исправника Кремер”.
В тот же день губернатор телеграфировал в Департамент общих дел Министерства внутренних дел: “Современник отечественной войны нашелся, один 117-летний старец, по состоянию сил ехать не может”5.
На следующей неделе в Ялуторовск послали фотографа - который и сделал “исторический снимок”.
Ну, а 18 августа Кремер доложил, что “Павел Яковлев Толстогузов умер 31 июля”6. Вице-губернатор Н.И. Гаврилов телеграммой известил об этом МВД...
И тем не менее мы решили еще раз перепроверить - теперь уже себя.
Не пахал, не служил, не воевал...
Если Павел Толстогузов был солдатом, то его должны были заносить при ревизиях в списки отставных солдат.
Заглянули в ревизские сказки. Есть Павел Толстогузов! Но не солдат! В сказке 1858 года по селу Юргинскому Ялуторовского уезда среди крестьян под N 44/39 значится “Павел Яковлев Толстогузов. 32 л[ет] 6[1]/2 мес[яца] - 40 л[ет] 5 дней”7.
Сословная принадлежность (крестьянин) и возраст тоже опровергают легенду о “боевых походах гренадера Тобольского полка”...
Мы попытались выявить и предков Павла. Для этого просмотрели (на сайте архивов) метрические книги Троицкой церкви села Юргинского с 1804 по 1862 годы (они хранятся в Тобольском городском архиве). И выяснили, что предки крестьянина (а под конец жизни - мещанина) Павла Яковлевича Толстогузова были ямщиками.
Вот ревизская сказка 1782 года.
“Юргинский погост. Ямщики. [...]
Демид Артамонов сын Толстогузов 50 - умре в 1779 году. У него жена Анна Андреева 49 - умре в 1770 году. У них сын, написанный в последней ревизии, Дмитрей 22 - 41. У него жена Ульяна Васильева 22 - 41. Рожденные после ревизии дети: Матвей 17, Харитон 14, Козма 11, Клементий 8”8.
Павла нет...
Вот ревизская сказка 1795 года “села Юргинского о Ямщиках”.
“Дмитрей Демидов сын Толстогузов 41 - 54. У него жена Ульяна Васильева 41 - 54.
У них дети, написанные в последнюю пред сим ревизию: 1. Матвей 17 - 30. 2. Харитон 14 - 27. У него жена Лукерья Яковлева 24. 3. Козма 11 - 24. 4. Клементей 8 - отдан в рекруты в 1794 году. У Харитона Дмитриева рожденный после ревизии сын Яков 1”9.
Павла нет и здесь...
Не упоминает о нем и ревизская сказка 1816 года10.
Но вот, наконец, появился на свет и он - причем рожденный вне брака. Вот запись в метрической книге за 5 ноября 1817 г.: “Села Юргинского у девки Матрены (дочери) пономаря Николая Попова сын Павел родился”11.
Кто был биологическим отцом ребенка, выяснить уже невозможно. А девичий грех был “амнистирован” 8 мая 1821 г., когда “Юргинского села Ямщик Яков Харитонов Толстогузов” обвенчался с “того же села пономаря Николая Попова с дочерью его девицей Матреной первым браком”12.
Отныне Павел стал Павлом Яковлевичем Толстогузовым.
А 19 января 1840 г. наш герой обвенчался “первым браком, 22 лет, с девицей Параскевой Симеоновой, дочерью самого села крестьянина Симеона Иванова Крестьянинова, 18 лет”13.
Таким образом, умер Павел Яковлевич 94-летним. Что, впрочем, не отменяет неоспоримого факта: в Отечественной войне 1812 года он не участвовал - и даже помнить ее не мог.
Сердце старика
Последние сведения о Павле Яковлевиче дает нам перепись 1897 года. Он жил тогда уже не в Юргинском, а в Тюмени - на Архангельской улице, 14, квартира 4. Согласно переписи, было ему тогда 77 лет (опять ошибка и опять непринципиальная. - Авт.), принадлежал уже к мещанскому сословию, был вдов, неграмотен (“не читает”) и служил “караульным уличным”. Держал кухарку - девицу Александру Федоровну Федорову14.
К 1912-му году Толстогузов переехал в Ялуторовск. Здесь и застали его последние жизненные потрясения. А точнее - чиновники, желавшие угодить начальству и выдавшие престарелого мещанина, никогда не служившего в армии и родившегося через пять лет после Бородина, за участника Бородинского сражения. Да еще и посадившие на фото к вдовцу “супругу”.
Авось никто не проверит...
Не беспокоили бы 94-летнего старика, может, дожил бы и до ста.
www. rg.ru/2017/07/27/rodina-tolstoguzov.html
----------------------------------------------------------------
1. Государственный архив в г. Тобольске. Ф. И-152. Оп. 36. Д. 436. Л. 44.
 2. Государственный архив Тюменской области (ГАТО). Ф. И-255. Оп. 3. Д. 209а. Л. 220 об.-221.
3. Государственный архив в г. Тобольске. Ф. И-152. Оп. 36. Д. 9. Л. 4.
4. Там же. Д. 34. Л. 5.
5. Там же. Д. 45. Л. 6.
6. Там же. Л. 52.
7. Там же. Ф. И-154. Оп. 8. Д. 947. Л. 22 об.-23.
8. Там же. Д. 22. Л. 980 об.
9. Там же. Д. 192. Л. 22 об.-23.
10. Там же. Д. 370. Л. 642 об.-643.
11. Там же. Ф. И-156. Оп. 15. Д. 1161. Л. 71.
12. Там же. Д. 1165. Л. 74.
13. Там же. Ф. И-156. Оп. 15. Д. 1185. Л. 360 об.-361.
14. Там же. Ф. И-417. Оп. 2. Д. 3289. Л. 11.

Календарь новостей
Пн.
Вт.
Ср.
Чт.
Пт.
Сб.
Вс.
 
 
5
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
 
 
Новый выпуск