28 Декабря 2017

КАК ДУРЯТ И ЧТО СКРЫВАЮТ ОТ РОДИТЕЛЬСКОГО КОМИТЕТА В ОДНОЙ ИЗ КОЛОНИЙ ПРИМОРСКОГО КРАЯ

В преддверии новогодних праздников по приглашению осужденных и членов Родительского комитета наша редакция побывала на очередном собрании Родительского комитета, завершающем год, в колонии №41 г. Уссурийск.
Но, зная стиль поведения администрации данного учреждения (ранее сталкивались) и предугадывая заранее, что будут чиниться всевозможные препятствия, мы решили провести небольшое журналистское расследование. А именно, наш журналист, имея среди заключённых родственника, подала официальное заявление с просьбой включить её в состав Родительского комитета. С помощью и с поддержкой редакции были разработаны ряд предложений для работы Родительского комитета и участия в общественной жизни колонии… Но не судьба было даже что-либо озвучить, так как наш сотрудник был принят жёстко, в штыки, и его начали ВЫГОНЯТЬ из актового зала, обвиняя в попытке срыва собрания!!! 
Про «цирк паники», который разыгрался на месте событий, читайте в данном материале…

ОТПРАВЛЕННЫЕ ЭЛЕКТРОННЫЕ ПИСЬМА ЯКОБЫ НЕ ДОШЛИ ДО 41 КОЛОНИИ. 
КТО ВРЕТ И ЗАЧЕМ?

Прибыв в колонию, мы обнаружили, что наши заявления, отправленные по электронной почте несколько дней назад, даже не распечатали, и уж понятно, они не были переданы на рассмотрение руководству… Или были, но также был сделан непонимающий вид: о чём идёт речь? С нашей точки зрения можно рассматривать только два варианта причин этого: 1. Халатность секретаря, работающего с почтой. 2. Откровенный обман  в наш адрес по поручению руководства. Ведь нам сообщили, что никаких писем от нашего сотрудника не поступало! И тот факт, что мы тут же предъявили экран своего гаджета, на котором отлично видно, что 18.12.2017г. письма с нашего почтового ящика благополучно отправлены на их почтовый ящик, не возымел никакого должного действия… Бесполезно было что-то разъяснять о высоких технологиях и о том, что электронные письма не теряет почта и почтальоны! Ответ один: «Нам ничего не приходило, ничего не знаем!!!» Конечно, глупо и смешно звучали эти нелепые оправдания.  Детский сад на выезде, честное слово…
НАШ ЧЕЛОВЕК ПРИВЕЛИГИРОВАННЫЙ!!! 
Со слов нескольких членов Родительского комитета, их включение в состав проходило банально просто: они приходили в день собрания, передавали свои паспорта сотруднику колонии и... вуаля – они члены Родительского комитета. Никто заранее не подавал никаких письменных заявлений, их не рассматривали в течение месяца, не выгоняли и не предлагали прийти на следующее заседание за результатом рассмотрения их заявления… Нашему же человеку не позволили даже находиться в качестве слушателя в актовом зале!!! В ультимативной форме потребовали покинуть зал и ждать результатов рассмотрения заявления руководством колонии, ссылаясь на допустимые сроки. На вопрос: «Что мешает сейчас рассмотреть заявление и принять решение?!» последовал какой-то невразумительный, невнятный, непонятный, зажёванный ответ про заседание  в следующем году, про  участие в нём начальника колонии и ещё про что-то…
В  ФКУ ИК-41 ГУФСИН России по ПК ЕСТЬ, ЧТО СКРЫВАТЬ ОТ СМИ. 
ПЫТАЛИСЬ ВЫГНАТЬ ЖУРНАЛИСТА, А ПОТОМ СБЕЖАЛИ САМИ

Что ж, убедившись в том, что нашему человеку ни при каких обстоятельствах не позволят остаться на собрании Родительского комитета, словно это мероприятие военное и секретное, а не открытое и общественное, мы подключили «тяжёлую артиллерию». Наш представитель предъявил удостоверение сотрудника СМИ, сообщив при этом, что желает присутствовать на мероприятии в качестве представителя СМИ. На что журналиста опять попытались выгнать!!! Да что же это такое?! Что за произвол, предвзятость и неприязнь?! Или есть, что скрывать?! Возможно!
Между тем, уже в течение нескольких месяцев, в нарушение всех возможных сроков, наша редакция не получает ответ на своё обращение в ГУФСИН с желанием посетить ряд колоний с целью сбора информации для публикации, в том числе и колонию №41. 
Сотрудник колонии, которому было поручено участие в совместном заседании с Родительским комитетом, увидев «корочку» журналиста, убежал, видимо, к руководству колонии, и вернулся с «радостной» новостью: членам комитета разрешено пройти на территорию колонии! Занавес! Не смогли выгнать журналиста, решили «утащить и спрятать комитет и заседание на территории колонии от журналиста. Смешно, позорно и противно.
БЕГСТВО  ОТ  НЕУДОБНЫХ ВОПРОСОВ
А сбегать было от чего! Нашему журналисту удалось выяснить, что многие члены Родительского комитета вообще не понимают, зачем ходят на эти собрания. По сути только ради того, что иногда им дают возможность зайти в зону и увидеться с родственником (мужем, сыном, братом, отцом. У кого кто…). Никто из присутствовавших даже не знал о существовании таких документов, как ПОЛОЖЕНИЕ О РОДИТЕЛЬСКОМ КОМИТЕТЕ и РЕГЛАМЕНТ РАБОТЫ РОДИТЕЛЬСКОГО КОМИТЕТА. Женщины понятия не имели о своих правах и полномочиях. Всё их членство в Комитете сводилось к непонятным посиделках ПОД РУКОВОДСТВОМ СОТРУДНИКА КОЛОНИИ и посещению колонии. Плачевно, очень плачевно и в то же время очень выгодно для администрации иметь при колонии такой «ни рыба, ни мясо» подконтрольный, бесправный, подчинённый администрации Родительский комитет. Здорово его ИМЕТЬ во всех смыслах… 
После информации, поступившей от журналиста, о наличии в природе какого-то «никому не ведомого» ПОЛОЖЕНИЯ и РЕГЛАМЕНТА, женщины захотели увидеть эти документы и ознакомиться с ними! На что имеют полное право. Однако сотруднику колонии эта идея и эти вопросы не понравились!!! Он так и не принял никаких мер для ознакомления женщин - членов Родительского комитета с документами. Можно догадаться, почему. Ведь это, о, ужас, они же тогда узнают, насколько у них много прав и полномочий…
Или, может, наоборот? Все эти посиделки и проходы в зону посторонних лиц вне закона? Ведь, если начать разбираться, что есть «Родительский комитет», то окажется,  быть-то он может только при отрядах в ВОСПИТАТЕЛЬНЫХ колониях для несовершеннолетних, а колония №41 таковой не является. Согласно ч2 ст. 142 Уголовно-исполнительного Кодекса Российской Федерации в целях повышения эффективности воспитательного воздействия на осужденных и оказания помощи администрации воспитательных колоний при отрядах колоний могут создаваться родительские комитеты из родителей, лиц, их заменяющих, и других близких родственников осужденных. Деятельность родительских комитетов регулируется положением, утверждаемым начальником воспитательной колонии.
Другое дело - попечительский совет при колонии, это да, уже ближе к правде, но такого словосочетания родственники осужденных и не слышали даже… В общем, ждём официального ответа на заявление о вступлении в Родительский комитет, а там и будет видно, как действовать дальше. У нашей редакции много интересных предложений для ГУФСИН Приморского края  в части содействия воспитательной работе с осужденными. В той же 41 колонии на данный момент действует единственный кружок самодеятельности - вокально-инструментальный ансамбль. И то, действует только на бумаге. А по факту инструменты пылятся в клубе, репетиции не проводятся, никакой программы на ближайший период времени, отсутствие полноценного коллектива и репертуара.
РУКОВОДСТВО КОЛОНИИ ВМЕСТО ТОГО, ЧТОБЫ ПООЩРЯТЬ, ПРЕСЕКАЕТ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ ИНИЦИАТИВЫ 
ОСУЖДЕННЫХ

Зато на предложения осужденных провести литературные конкурсы совместно с нашей редакцией, получен моментальный отказ. На предложение осужденных организовать с нашей поддержкой и спонсорской помощью стенгазету о жизни колонии с рядом интересных рубрик и конкурсов - также отказ!!! Исходя из этих вопиющих случаев, уже можно сделать вывод о нежелании руководства колонии проводить воспитательную работу среди осужденных, а  конкретно в данных случаях - и о сотворении откровенных препятствий осужденным в принятии участия в общественной жизни колонии. Просто на корню рубят инициативы и желания осужденных проявить себя. А потом штампуют фиктивные необоснованные, отрицательные, высосанные из пальца характеристики! Какое же тут исправление можно получить? И неудивительно, что люди освобождаются озлобленными и деградировавшими…  
ДАВЛЕНИЕ НА ЧЛЕНОВ РОДИТЕЛЬСКОГО КОМИТЕТА
Уже через несколько часов после посещения 41 колонии редакции стало известно, что членов Родительского комитета «наказали» за то, что они пригласили нашего сотрудника в тот день – на территории колонии им не разрешили увидеться с родственниками (как это было ранее и ради чего они, собственно, и состоят, по большей части, в этом комитете). Женщинам пояснили, что из-за той дамы, что приезжала и задавала «вопросы» и вообще вела себя «ТАК» (как?!)  начальник разгневался и не разрешил организовать вам встречу с родственниками! А также дали понять, что, не дай Бог, кто-то проголосует за эту женщину на следующем собрании, и она будет принята в Родительский комитет, то всем будет худо, особенно осужденным (родственникам членов Родительского комитета). Администрация на них отыграется!!! Таким образом, женщин заранее запугивают и шантажируют, чтобы не допустить нового члена Родительского комитета, который хочет РАБОТАТЬ на благо службе исполнения наказания, и в ходе своей деятельности помогать осужденным в различных вопросах в рамках положения о Родительском комитете. Видно, администрации это не нужно, ведь так хорошо всё сейчас – ничего не понимающие родственники, приезжающие раз в 3 месяца на бестолковые посиделки, заглядывающие в рот администрации, покорные и безропотные… 
Уж очень кардинально относятся в ГУФСИН к нашей редакции. А с чего это? Ни с того ли, что у самих «рыльце в пушку», и в нашу редакцию постоянно валятся многочисленные обращения и жалобы осужденных и их родственников на беззаконие в ГУФСИН? И ведь при нашем вмешательстве очень часто факты из этих жалоб находят подтверждение при проверках!!! Этим мы и неугодны, не пишем дифирамбы, не лебезим перед Федеральной службой, спорим с прокурором по надзору за соблюдением закона в исправительных учреждениях, когда, по нашему мнению, его служба даёт незаконные ответы, добиваемся справедливости и пишем о бесчинствах и беспределе в зонах… Наверно, поэтому, только при появлении нашего сотрудника на территории любого учреждения ГУФСИН в Приморском крае, у «местных шерсть дыбом»  и оскал… 
Ждём официального ответа на заявление…
Продолжение следует…
Редакция