14 Октября 2016

Угроза для семьи

продолжение, начало в прошлых номерах
 

Моего отца не забрали в действующую армию, а назначили комиссаром партизанского отряда, а мама пасла табун лошадей и была связной. Мы жили в шести километрах от Днепра, его притоки проходили почти рядом с нашим селом. Между притоками были заросли деревьев и кустарников, а местами непроходимые болота, вот там-то и базировался партизанский отряд, хотя, естественно, оставили в селе часть людей, которые вели свою работу. Перед тем, как немцы форсировали Днепр, моей маме и соседу-дедушке дали задание: затопить колхозную мельницу только в том случае, если немцы уже будут на левой стороне Днепра. Долго мама и дедушка прятались от бомбежки, но вот уже стала слышна немецкая речь, и дедушка с моей мамой подорвали мельницу, быстро сели в телегу и во весь опор понеслись домой. И вдруг что-то произошло, и мама оказалась в глубокой яме. Когда она вылезла из ямы, то увидела, что почти рядом лежит убитый конь, а под телегой дедушка. Мама стала его звать, вытащила из-под телеги, но было уже поздно, он был мертв. Мама стремглав бросилась домой, рыдая и причитая. 
В этот день немцы зашли в наше село. Жизнь в селе на несколько дней замерла. Немцев расселяли по домам, чем лучше дом, тем выше чином жил в нем немец. К нам никого не заселили, так как у мамы было четверо детей и старая бабушка, а домик был маленький. В селе установили комендантский час и запретили ходить взрослым по домам. 
Постепенно налаживалась жизнь в селе, немцы мирных жителей не трогали. Мама пасла табун лошадей, так как была связной в партизанском отряде, и эта работа ей помогала встречаться с партизанами. А в селе к нам приходили дети, как будто играть к нам, и мама через них передавала сведения, кому надо, а ей, в свою очередь, передавали для партизан данные.  Так длилось очень долго, вплоть до наступления советский войск, и немцев уже теснили к Днепру. Уже слышны были раскаты орудий и взрывы. 
Однажды мама пришла с ночного, и к нам прибежала девочка, мама ей все рассказала, что надо, забрала у нее сведения и сказала: «Иди с Богом». Девочка вышла во двор, посмотрела в обе стороны, и, ничего не увидев подозрительного, стремглав бросилась на дорогу и далее домой. Откуда взялся патруль - одному богу известно, но немец засвистел в свисток, крикнул: «Цюрик» и выстрелил вверх. Девочка присела от страха. Немцы подошли к ней и на ломаном русском языке спросили: «Девочка, ты зачем туда ходила?». Она громко расплакалась и ответила: «Я хотела узнать, где наш татко (папка)». Девочку здесь же повели в наш дом. В это время мама наблюдая, за происходящим на улице, сожгла все, что немцам могло показаться подозрительным. Когда девочку ввели в дом, мама была уже одетая.  Ее тут же увели, а рыдающую и трясущуюся девочку отпустили.
Что делали с мамой, я не знаю, но вскоре пришли в наш дом полицаи, все перерыли вверх дном, но так ничего и не нашли. Нас закрыли снаружи, чтобы мы никуда не вышли. В эту ночь немцев выбили из села. Регулярным войскам помогали партизаны, и в наш дом первым ворвался наш папа. Он только спросил у бабушки: «Где Марфа?». Бабушка тихо сказала: «Увели»… Отец стремглав бросился из дома, даже не взглянув на нас. Примерно через два часа мама пришла домой, измученная и осунувшаяся. На расспросы ничего не отвечала. Отец появился только после того, как немцев оттеснили за Днепр. Потом мы узнали, что маму допрашивал вполне приличный немецкий офицер, который ее не бил, н просто в конце сказал: «Не скажешь, где муж и все остальные, у тебя на глазах расстреляем всю семью, а тебя повесим.  У тебя 12 часов». Маму отвели в каменный подвал бывшей церкви и там закрыли на замок. К счастью, к вечеру для немцев началась такая заваруха, что, видимо, о нашей маме забыли, ее нашел наш папа, домой она пришла одна, так как отец пошел исполнять свой воинский долг.
 Г.И. Кравченко
      Читайте продолжайте в следующем номере
 

Другие новости раздела

14 Января 2017
Календарь новостей
Пн.
Вт.
Ср.
Чт.
Пт.
Сб.
Вс.
 
 
 
 
1
3
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
Новый выпуск